Al Jazeera: даже не смотря на десятки тысяч трупов, украинская власть не перестала считать свой народ быдлом. Но скоро они очень поплатятся за это!

На улицах горят покрышки, в центре города воздвигнуты баррикады, за ними стоят палатки, ораторы на трибунах и толпы перед трибунами призывают покончить с коррумпированным режимом. Так выглядел Киев, столица Украины, с ноября 2013 года по февраль 2014 года.

Общественные протесты на Майдане незалежности привели к кровопролитным беспорядкам, по итогам которых был свергнут пророссийский президент Украины Виктор Янукович. Эти события сейчас называют Революцией Достоинства.

Об этом пишет Тамила Варшаломидзе, Al Jazeera (Катар)

«Мы сумели избавиться от Януковича и от его партии заодно. Мы направили нашу страну в сторону Европейского Союза. Но обе эти цели не были главной причиной, по которой люди вышли на улицы», — объясняет Анна Стецко, участвовавшая в протестах с самого начала — сперва она разносила еду, а потом стала координатором добровольной медицинской бригады.

«Смыслом Майдана было дать украинскому народу справедливость и уважение», — заявила она Al Jazeera. «Майданом» в обиходе часто называют украинское протестное движение в честь места, где происходило основное действие.

Люди требовали суда над коррумпированными чиновниками и над окружением Януковича, и возвращения украденных из бюджета средств.

Новое правительство во главе с Арсением Яценюком сразу же призвало зарубежных партнеров Украины заморозить активы и экономические ресурсы обвиняемых в присвоении бюджетных денег.

Были созданы Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и  Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП).

Однако серьезных результатов общество так и не увидело. Теперь нынешнее правительство обвиняют в том, что оно оказалось не лучше своих предшественников.

«К большому несчастью, мы не смогли уничтожить коррупцию. Прискорбно, но она остается такой же, какой была [до Майдана]», — говорит Стецко.

«Ни одна из значимых фигур не отправилась за коррупцию в тюрьму. Миллиарды украденных долларов так и не вернулись на Украину, в украинский государственный бюджет. Это, конечно, по-своему печально».

По ее словам, винить в этом можно тот факт, что правительству пришлось иметь дело с вооруженным конфликтом в двух восточных регионах страны, в которых пророссийские повстанцы откололись в 2014 году от Киева и создали Луганскую Народную Республику и Донецкую Народную Республику.

«Нам пришлось формировать правительство и выбирать президента в условиях чрезвычайной ситуации. У народа не было большого выбора. У нас не нашлось хорошо подготовленных лидеров», — считает она.

«Реформы проводились, потому что их требовали Евросоюз и общество. Не все они были эффективными. Верхушка сменилась, но среднее звено во многих сферах осталось тем же».

«Они либо переименовали ведомства, либо сменили руководство, оставив костяк сотрудников прежним. Скажем, в полицию опять набирают людей, служивших в ней до революции», — добавила активистка.

Отсутствие полноценных реформ стало главной причиной неудач с возвращением украденного в украинский бюджет, полагает исполнительный директор Transparency International Украина Ярослав Юрчишин.

Он сообщил Al Jazeera, что правоохранительные органы представляли доказательства недостаточно быстро и поэтому не смогли предотвратить возвращение контроля над активами в руки людей, обвиняемых в коррупции.

К тому же коррупционные дела, в которых речь идет о хищении миллионов долларов, рассматривались нереформированными судами низшей инстанции наравне с делами о мелких преступлениях, что замедляло процесс и позволяло процветать коррупции, утверждает Юрчишин.

В январе 2016 года Европейский суд общей юрисдикции в Люксембурге вынужден был отменить замораживание активов и экономических ресурсов пяти украинцев (в том числе двух бывших премьер-министров) из-за нехватки информации, подтверждающей, что речь идет о присвоенных государственных средствах, которые были незаконно выведены с Украины.

«Чем больше времени потребуется для того, чтобы доказать, что эти активы были украдены у Украины, тем ниже вероятность их возвращения в бюджет страны», — подчеркнул Юрчишин.

«Люди, которых подозревают в коррупции и у которых замораживают активы, используют суды, реформа которых еще не была проведена, для — как минимум, временной — отмены приказов об аресте этих активов в Украине и за рубежом. Потом они эти активы продают».

Al Jazeera выявила аналогичную, но еще более наглую схему, используемую одним из владельцев замороженных активов.

Согласно неподписанному договору, имеющемуся в распоряжении Отдела журналистских расследований Al Jazeera, продавец замороженных активов, которым, по нашим данным, является связанный с Януковичем украинский газовый магнат Сергей Курченко, незаконно продал их, даже не снимая с них арест.

По имеющимся у нас сведениям, ему принадлежит зарегистрированная на Кипре компания Quickpace, активы которой на сумму в 160 миллионов долларов были арестованы по подозрению в том, что они были приобретены на похищенные из украинского бюджета средства. Однако Курченко продал эти активы двум другим украинским олигархам, надеющимся снять арест самостоятельно и получить на вложенные ими 30 миллионов долларов 130 миллионов долларов прибыли.

По словам Юрчишина, надежды вернуть активы, успевшие сменить владельцев, нет.

Тем временем люди, месяцами стоявшие на Майдане, добиваясь перемен, утешаются небольшими достижениями.

По словам Стецко, слегка улучшилась ситуация с мелкой коррупцией в полиции, образовании и здравоохранении.

«Многие отказываются платить взятки и разрешают проблемы законным путем. Это маленький шаг, но он заслуживает внимания».

«Майдан, без всякого сомнения, был оправдан. Люди должны были понять, что от них что-то зависит. Они начали ходить на выборы, начали думать», — говорит она.

«Я надеюсь, что хотя бы через долгое время мы достигнем того, за что мы боролись на Майдане».

Аналитики издания Аtlantic Сouncil (США) считают, что Порошенко и нынешний полоумный режим очень сильно пожалеют, что затеяли войну по всем фронтам с собственным народом.

Начало 2018 года очень сильно напоминает 2013-й. Президент Петр Порошенко любыми средствами стремится укрепить свою власть, тормозя реформы, выполнение которых обещал западным донорам, и преследует оппонентов. Так же как во времена Януковича, верховенство закона отсутствует, депутатская неприкосновенность остается в силе. Никто из коррумпированных чиновников не подвергнут судебному преследованию, этого не делается даже в отношении Януковича, который украл миллиарды. Ситуация напоминает ту, которая привела к вспышке «уличных» революций 2004 и 2014 годов, но чиновники беспрерывно твердят, что дальнейшее нарастание напряжения недопустимо, поскольку это приведет к витку нестабильности и возобновлению российской агрессии.

В 2014 году 16-летний украинский подросток по прозвищу Малей узнал о революциии Евромайдана и российском вторжении из телевизионных репортажей. Он отправился на пункт регистрации добровольцев, чтобы вступить в ряды армии. Его просьбу отклонили, но он сел на поезд, следовавший из Карпатского региона  на восток, вооружившись охотничьей винтовкой своего деда, а в качестве защитной экипировки взяв медную пластину, которую можно прикрепить на грудь – ее купила ему мать. Малей присоединился к одному из подразделений добровольческой милиции.

Об этом пишет Аtlantic Сouncil (США),

«Я пошел спасать свою страну, – сказал он мне во время интервью 2015 года,  уже находясь в постели киевской больницы. Он получил ранение во время взрыва мины – на нее наступила армейский медик во время их совместной вылазки – она потеряла обе ноги, – Она просто была невнимательна. Я возвращаюсь на фронт».

Если бы не украинские фермеры, медсестры, ветераны и обычные «деды», русские захватили бы половину Украины. Фактически, план заключался именно в этом. Создателем сценария вторжения был экс-президент Украины Виктор Янукович. Он консолидировал власть, посадив в тюрьму оппозиционеров, отказался от перспективы членства в Европейском союзе и разорил украинскую армию, продав лучшее вооружение. К 2014 году численность боевых подразделений украинской армии составляла всего 6000 человек.

К сожалению, начало 2018 года очень сильно напоминает  2013-й. Президент Петр Порошенко любыми средствами стремится укрепить свою власть, тормозя реформы, выполнение которых обещал западным донорам, и преследует оппонентов. Так же как во времена Януковича, верховенство закона отсутствует, депутатская неприкосновенность остается в силе. Никто из коррумпированных чиновников не подвергнут судебному преследованию, этого не делается даже в отношении Януковича, который украл миллиарды. Ситуация напоминает ту, которая привела к вспышке «уличных» революций 2004 и 2014 годов, но чиновники беспрерывно твердят, что дальнейшее нарастание напряжения недопустимо, поскольку это приведет к витку нестабильности и возобновлению российской агрессии.

Но если украинцы снова выйдут на улицы, все будет по-другому.

Призрак русского вторжения фактически исчез, сегодня возможность разжигания восстания «зелеными человечками» исключена. Причина в том, что использование призывной системы при финансовой поддержке западных фондов позволили создать в Украине вооруженные силы, которые теперь в ряду крупнейших в Европе: 204 000 солдат (это немногим меньше чем во Франции), 46 000 представителей обслуживающего персонала, 53 000 пограничников и 60 000 бойцов Национальной гвардии.

Самое главное, что администрация Трампа направляет украинским военным противотанковые ракеты Javelin (около 200 единиц), и снайперские винтовки M107A1. В свою очередь, Украина пообещала очистить от коррупции оборонную промышленность.

Развертывание такого типа оружия в стране означает качественный скачок из положения, где  Украина неспособна дать отпор и вынуждена апеллировать лишь к договоренностям о прекращении огня, к ситуации, когда она может защищаться или наносить упреждающие удары. Например, Javelin – это грозная самонаводящаяся ракета «прицелился, нажал и забыл», которая отслеживает и уничтожает строения и танки, используя систему наведения на основе инфракрасного излучения. Дальность снайперских винтовок 1800 метров. Их пули способны пробивать стены и по сути, обращать врагов в пыль.

Иными словами, в этот раз все по-другому, потому что Украина вооружена до зубов. В стране кроме мощной призывной армии  есть множество патриотически настроенных ветеранов, таких как Малей и тысячи подобных ему. Этот факт не только нейтрализует российскую угрозу, но принципиально меняет качество любой будущей уличной революции, которая может разгореться, если нынешний режим откажется полноценно реформировать страну до выборов 2019 года.

Армия Украины – оплот сопротивления России, а это означает, что теперь борьба с коррупцией может развернуться с новой силой. Данные независимых опросов свидетельствуют о том, что украинцы больше озабочены проблемой искоренения коррупции, чем опасностью со стоны России.

Еще одно отличие заключается в том, что сегодня Запад, его правительства и институты твердо поддерживают устремления украинцев к установлению настоящей демократии и построению справедливого общества. В 2014 году Россия застала мир врасплох, возбудив фиктивное «восстание сепаратистских сил», но теперь нет сомнений в том, что повторить это ей не удастся.

Еще одно отличие заключается в том, что Украина впредь не окажется в хаосе, как это произошло в 2014 году.  В стране усилились финансовые институты, она получила важный опыт сотрудничества с западными союзниками, создана так называемая «инфраструктура управления», к которой привлечены сотни честных парламентариев, менеджеров, финансистов, адвокатов, активистов, представители международных донорских и благотворительных организаций и политики. Некоторые из них уже проводят неофициальные встречи, в частности, это киевская группа из 200 технократов, которым по силам осуществить немедленную мирную передачу власти.

Порошенко совершил некоторые шаги по реформированию страны, но перед ним стоят четыре незавершенные задачи: отозвать и пересмотреть свой неэффективный законопроект об Антикоррупционном суде, позволив этому органу действовать независимо, как этого требуют украинцы и западные доноры; прекратить атаки на Национального антикоррупционного бюро Украины; снять неприкосновенность с депутатов парламента; и запретить политическую пропаганду на всех телевизионных станциях в преддверии выборов 2019 года, чтобы нивелировать влияние олигархов.

У Порошенко мало времени. Антикоррупционный суд должен быть создан немедленно, к весне 2019 года должны быть вынесены решения как минимум по трем резонансным делам, открытым Национальным антикоррупционным бюро Украины.

Если необходимые преобразования не будут проведены, возможна вспышка уличных протестов накануне выборов. Они получат широкую поддержку со стороны международной общественности. И, обладая военной силой противостоять России,  украинцы, наконец, получат шанс свергнуть одиозные элиты.

Дайан Фрэнсис — является старшим научным сотрудником Центра Евразии Атлантического совета, главным редактором которого является Национальная почта в Канаде, заслуженный профессор Школы менеджмента Теда Роджерса Университета Райерсона и автор десяти книг.

 

Источник